Мы можем быть единственной разумной жизнью во Вселенной, согласно невероятности эволюции

Мы одни во Вселенной? Все сводится к тому, что является ли интеллект вероятным результатом естественного отбора или невероятной случайностью. По определению, вероятные события происходят часто, невероятные события происходят редко — или один раз. Рассуждает Ник Лонгрич —преподаватель в Университете Бата — в журнале The Conversation.

Наша эволюционная история показывает, что многие ключевые приспособления — не только интеллект, но и сложные животные, клетки, фотосинтез и сама жизнь — были уникальными, одноразовыми событиями и поэтому крайне маловероятными. Возможно, наша эволюция была похожа на выигрыш в лотерею … но гораздо менее вероятностностой.

Вселенная удивительно обширна. Млечный Путь насчитывает более 100 миллиардов звезд, а в видимой Вселенной имеется более триллиона галактик, крошечная часть Вселенной, которую мы можем видеть!

Даже если обитаемые миры редки, их огромное количество — планет столько же, сколько звезд , а может и больше, —значит там много жизненных форм.

Так где же все? Это парадокс Ферми. Вселенная большая и старая чтобы достаточно развить интеллектуальную жизнь, но нет никаких доказательств этого.

Может ли интеллект просто развиваться? К сожалению, мы не можем изучить внеземную жизнь, чтобы ответить на этот вопрос. Но мы можем изучить около 4,5 миллиардов лет истории Земли, взят во внимание характер повторения эволюции.

Разные независимые друг от друга виды бывают схожи. Если эволюционные признаки повторяются на разных видах часто, значит они могут быть вероятными, даже неизбежными по повторяемость.

Тилацин (EJ Keller Baker / Wikipedia)
Тигровый волк (EJ Keller Baker / Wikipedia)

Яркий пример тому существуют. У вымершего австралийского сумчатого тигрового волка была кенгуру-подобная сумка, несмотря на то, что эволюционировал из другой линии млекопитающих. Есть также сумчатые муравьеды и сумчатые летяги.

Примечательно, что вся история эволюции Австралии, где млекопитающие диверсифицируются после вымирания динозавров, параллельна другим континентам.

Другие поразительные случаи конвергенции включают дельфинов и вымерших ихтиозавров, которые развили подобные формы, чтобы скользить через воду. А птицы, летучие мыши и птерозавры схожы по характеру полета.

Глаза кальмара развивались независимо от наших.  (PLoS Биология)
Глаза кальмара развивались независимо от наших. (PLOS Биология)

Мы также видим конвергенцию в отдельных органах. Глаза развивались не только у позвоночных, но и у членистоногих, осьминогов, червей и медуз. Позвоночные, членистоногие, осьминоги и черви независимо друг от друга обрели челюсти.

Ноги развивались у членистоногих, осьминогов и четырех видов рыб (тетрапод, лягушки, коньки, прыгуны).

Вот в чем подвох. Вся эта схожесть произошла в пределах одной линии, Eumetazoa. Eumetazoans — сложные животные с симметрией, ртами, кишками, мышцами, нервной системой.

Сложные животные эволюционировали однажды в истории эволюции — они невероятны.

Удивительно, но многие критические события в нашей эволюционной истории уникальны и невероятны. Одним из них является костный скелет позвоночных, который позволяет крупным животным перемещаться по суше.

Сложные эукариотические клетки, из которых построены все животные и растения, содержащие ядра и митохондрии, эволюционировали только один раз. Секс возник только один раз.

Фотосинтез, который размножил энергию, необходимую для жизни и произвит кислород, невероятный. В этом отношении человеческий интеллект с той же истории.

Более того, все события зависели друг от друга. Люди не могли развиваться, пока рыба не развила кости, которые позволили им выползти на сушу. А кости не могли развиваться, пока не появились сложные животные. Сложные животные нуждались в сложных клетках, а сложные клетки нуждались в кислороде, полученном путем фотосинтеза.

Ничего из перечисленного не произошло без эволюции жизни, единичного события среди единичных событий. Все организмы происходят от одного предка. Значит, жизнь случилась только один раз.

Любопытно, что все это занимает удивительно много времени. Фотосинтез развился через 1,5 миллиарда лет после образования Земли, сложные клетки — через 2,7 миллиарда лет, сложные животные — через 4 миллиарда лет , а человеческий интеллект — через 4,5 миллиарда лет после образования Земли.

То, что эти нововведения настолько полезны, но развились так долго, подразумевает, что они невероятно невероятны!

Фотосинтез, еще одно уникальное приспособление.  (Ник Лонгрич)
Фотосинтез — уникальное событие, повлекшее развитие (Ник Лонгрич)

Маловероятная серия событий

Эти одноразовые инновации, критические случайности, могут создать узкую цепочку эволюций. Если так, наша эволюция не была похожа на выигрыш в лотерею. Это было похоже на выигрыш в лотерею снова, и снова, и снова. Большие и больше везунчики!

Предположим: в других мирах эти критические изменения происходили слишком поздно, чтобы разум мог появиться до того, как их солнце погибло.

Представьте себе, что интеллект зависит от цепочки из семи маловероятных инноваций — происхождения жизни, фотосинтеза, сложных клеток, пола, сложных животных, скелетов и самого интеллекта — каждый с 10-процентной вероятностью развития. Шансы на развитие интеллекта составляют один на 10 миллионов!

Но сложные адаптации могут быть еще менее вероятными. Фотосинтез требует ряда адаптаций в белках, пигментах и ​​мембранах. Евметазойным животным потребовались многочисленные анатомические инновации (нервы, мышцы, рот и т. д.).

Поэтому, возможно, каждое из этих семи ключевых нововведений развивается только в 1% случаев. Если это так, интеллект будет развиваться только в 1 из 100 триллионов обитаемых миров. Если обитаемые миры редки, то мы можем быть единственной разумной жизнью в галактике или даже в видимой Вселенной.

И все же мы здесь. Это должно что-то значить, верно? Если эволюции повезет один раз в 100 триллионов, каковы шансы, что мы окажемся на планете, где это произошло?

На самом деле, вероятность того, что вы окажетесь в этом невероятном мире, составляет 100%, потому что мы не могли вести этот разговор в мире, где фотосинтез, сложные клетки или животные не развивались. Это антропный принцип: история Земли позволила разумной жизни развиваться, иначе мы бы не могли размышлять сейчас об этом.

Вывод: интеллект зависит от цепочки невероятных событий. Но, учитывая огромное количество планет, бесконечное количество обезьян, стучащих в бесконечное количество пишущих машинок, чтобы написать «Гамлет», обязательно будет развиваться где-то во Вселенной. Невероятный результат того — это мы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.